Как появляется привязанность и как ее не рождать

Сегодня я нашла ответ на запрос, который создала год назад, и который весь год разворачивался – болезненно, счастливо, активно, неустанно. Столько людей участвовали в этом, сами того не зная. А до этого всю жизнь эта тема рождала у меня страдания – в том смысле, который вкладывал в это слово Будда.

Запрос: как появляется привязанность и как ее не рождать.

Жизнь вне привязанностей – это какой-то новый, неизведанный мир. Столько всего становится возможным, когда это огромное ограничение перестает давить… Как рождается привязанность? 
Придание иллюзорной важности человеку/предмету/месту/событию – чему угодно – ведёт к привязанности. 
Повышая чью-либо важность, мы автоматически повышаем свою. Он важен для меня – я важна для него. Мои переживания, эмоции, чувства – важны. Появляется чувство собственной важности. Оно очень приятное, лестное, греющее. Большинство людей в недостатке родительской любви не научились любить себя. ЧСВ заменяет любовь, это такой суррогат любви. 
Рано или поздно оказывается, что для того – Другого – мы не так важны, как казалось, как хотелось. И ощущение собственной нужности разрушается. Это всегда болезненно. 
Вместе с этим разрушаются смыслы, которые мы искусственно навешали на отношения. Может прийти разочарование.

Жизнь вне привязанностей – это какой-то новый, неизведанный мир. Столько всего становится возможным, когда это огромное ограничение перестает давить… Как рождается привязанность? 
Придание иллюзорной важности человеку/предмету/месту/событию – чему угодно – ведёт к привязанности. 
Повышая чью-либо важность, мы автоматически повышаем свою. Он важен для меня – я важна для него. Мои переживания, эмоции, чувства – важны. Появляется чувство собственной важности. Оно очень приятное, лестное, греющее. Большинство людей в недостатке родительской любви не научились любить себя. ЧСВ заменяет любовь, это такой суррогат любви. 
Рано или поздно оказывается, что для того – Другого – мы не так важны, как казалось, как хотелось. И ощущение собственной нужности разрушается. Это всегда болезненно. 
Вместе с этим разрушаются смыслы, которые мы искусственно навешали на отношения. Может прийти разочарование.

Период от разрушения одних смыслов до рождения (в наших же головах) других – страдание. Страдание настолько невыносимо, что мы стараемся скорее найти нечто новое – человека, деятельность, вещь – что снова позволяет нам чувствовать себя значимыми. Создавая иллюзию значимости чего-то нового (или старого – если это возврат к предыдущим взаимодействиям) – мы снова чувствуем себя хорошо. Это такая опора, искусственная мотивация жить. 
Не нужна привязанность к чему-то или кому-то, чтобы жить, чтобы быть. У всего абсолютно – одинаковая важность. И она равна нулю.
Понимание этого откровенно видение свободы.

© Angelique Marie

Поделиться с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *